Поэзия Серебряного века: десятка выдающихся стихов (часть первая)

ProstoKniga предлагает читателям ознакомиться с десяткой лучших стихов поэтов Серебряного века.

На стыке ХІХ и ХХ веков (1880-1920 годов) русская поэзия пережила возрождение, которое впоследствии было названо Серебряным веком. Безусловно, это событие, в первую очередь, поэтическое. Но в тоже время, это период рассвета искусства и духовной культуры в целом: музыки, изобразительного искусства, литературы, театра и философии.

Источник фото: alexanderblok.ru

Александр Блок: «***»

Девушка пела в церковном хоре
О всех усталых в чужом краю,
О всех кораблях, ушедших в море,
О всех, забывших радость свою.
Так пел ее голос, летящий в купол,
И луч сиял на белом плече,
И каждый из мрака смотрел и слушал,
Как белое платье пело в луче.
И всем казалось, что радость будет,
Что в тихой заводи все корабли,
Что на чужбине усталые люди
Светлую жизнь себе обрели.
И голос был сладок, и луч был тонок,
И только высоко, у Царских Врат,
Причастный Тайнам,- плакал ребенок
О том, что никто не придет назад.

Понятие серебряного века не является хронологическим периодом или суммой литературных произведений. Прежде всего, это образ мышления. Он был заложен символистами. Александр Блок, Валерий Брюсов, Владимир Гиппиус выступили с идеей произвести переоценку всех ценностей, в частности, опровергнуть необходимость видеть значимость человека только в коллективе и никак иначе. Ведь, как известно, философия второй половины XIX века, которую исповедовали «народники», после отмены крепостного права, заключалась в концепции подчинения личности обществу. То есть, человек только тогда имеет ощутимый вес, когда он приносит пользу обществу.  Именно эта парадигма вызывала естественное отторжение у символистов.

Источник фото: silverage.ru

Осип Мандельштам: «***»

Золотистого меда струя из бутылки текла
Так тягуче и долго, что молвить хозяйка успела:
Здесь, в печальной Тавриде, куда нас судьба занесла,
Мы совсем не скучаем,-- и через плечо поглядела.
Всюду Бахуса службы, как будто на свете одни
Сторожа и собаки,-- идешь, никого не заметишь.
Как тяжелые бочки, спокойные катятся дни:
Далеко в шалаше голоса -- не поймешь, не ответишь.
После чаю мы вышли в огромный коричневый сад,
Как ресницы, на окнах опущены темные шторы.
Мимо белых колонн мы пошли посмотреть виноград,
Где воздушным стеклом обливаются сонные горы.
Я сказал: виноград, как старинная битва, живет,
Где курчавые всадники бьются в кудрявом порядке:
В каменистой Тавриде наука Эллады -- и вот
Золотых десятин благородные, ржавые грядки.
Ну а в комнате белой, как прялка, стоит тишина.
Пахнет уксусом, краской и свежим вином из подвала,
Помнишь, в греческом доме: любимая всеми жена,--
Не Елена -- другая -- как долго она вышивала?
Золотое руно, где же ты, золотое руно?
Всю дорогу шумели морские тяжелые волны.
И, покинув корабль, натрудивший в морях полотно,
Одиссей возвратился, пространством и временем полный.

В результате чего, образ мышления и смысл философии серебряного века был направлен на возведение личности выше коллективного блага и раскрытие индивидуальности. Символисты первыми вывели сущность человека за пределы общества и стали рассматривать его как самостоятельную величину, подобную по значимости и социуму, и Богу. Ценность личности они определяли его внутренним миром, который был превращен в область исследования. Мысли и чувства человека, его отношение к жизни и смерти, любви, вечности и незыблемости - все это стало основой творчества чуть ли не всего Серебряного века.

Источник фото: ru.wikipedia.org

Сергей Есенин: «***»

Не жалею, не зову, не плачу,
Все пройдет, как с белых яблонь дым.
Увяданья золотом охваченный,
Я не буду больше молодым.
Ты теперь не так уж будешь биться,
Сердце, тронутое холодком,
И страна березового ситца
Не заманит шляться босиком.
Дух бродяжий! ты все реже, реже
Расшевеливаешь пламень уст
О, моя утраченная свежесть,
Буйство глаз и половодье чувств!
Я теперь скупее стал в желаньях,
Жизнь моя, иль ты приснилась мне?
Словно я весенней гулкой ранью
Проскакал на розовом коне.
Все мы, все мы в этом мире тленны,
Тихо льется с кленов листьев медь...
Будь же ты вовек благословенно,
Что пришло процвесть и умереть.

В след за символистами, продолжать идею независимости человеческого естества  в искусстве и общественной жизни стали философы-идеалисты (Николай Бердяев и др) и акмеисты (Николай Гумилев и др). Философы идеалисты, исследуя глубины личности, выступали против утилитарного или, если проще, «выгоднического» восприятия коллективом человека. Благодаря им в центре философских систем снова оказался индивид, жизнь которого они желали преобразить посредством религиозных начал. Таким образом, конечной целью для философов-идеалистов было  преображенное общество, которое изменяется вместе с личностью.

Источник фото: kp.ru

Николай Гумилев: «Заблудившийся трамвай»

Шел я по улице незнакомой
И вдруг услышал вороний грай,
И звоны лютни, и дальние громы,
Передо мною летел трамвай.
Как я вскочил на его подножку,
Было загадкою для меня,
В воздухе огненную дорожку
Он оставлял и при свете дня.
Мчался он бурей темной, крылатой,
Он заблудился в бездне времен…
Остановите, вагоновожатый,
Остановите сейчас вагон.
Поздно. Уж мы обогнули стену,
Мы проскочили сквозь рощу пальм,
Через Неву, через Нил и Сену
Мы прогремели по трем мостам.
И, промелькнув у оконной рамы,
Бросил нам вслед пытливый взгляд
Нищий старик, -- конечно тот самый,
Что умер в Бейруте год назад.
Где я? Так томно и так тревожно
Сердце мое стучит в ответ:
Видишь вокзал, на котором можно
В Индию Духа купить билет?
Вывеска… кровью налитые буквы
Гласят -- зеленная, -- знаю, тут
Вместо капусты и вместо брюквы
Мертвые головы продают. 
В красной рубашке, с лицом, как вымя,
Голову срезал палач и мне,
Она лежала вместе с другими
Здесь, в ящике скользком, на самом дне.
А в переулке забор дощатый,
Дом в три окна и серый газон…
Остановите, вагоновожатый,
Остановите сейчас вагон!
Машенька, ты здесь жила и пела,
Мне, жениху, ковер ткала,
Где же теперь твой голос и тело,
Может ли быть, что ты умерла!
Как ты стонала в своей светлице,
Я же с напудренною косой
Шел представляться Императрице
И не увиделся вновь с тобой.
Понял теперь я: наша свобода
Только оттуда бьющий свет,
Люди и тени стоят у входа
В зоологический сад планет.
И сразу ветер знакомый и сладкий,
И за мостом летит на меня
Всадника длань в железной перчатке
И два копыта его коня.
Верной твердынею православья
Врезан Исакий в вышине,
Там отслужу молебен о здравьи
Машеньки и панихиду по мне.
И всё ж навеки сердце угрюмо,
И трудно дышать, и больно жить…
Машенька, я никогда не думал,
Что можно так любить и грустить.

Сторонники акмеизма относились к личности как данности, которая требует раскрытия, а не формирования. В отличии от философов-идеалистов, мир, общество и человек представлялся акмеистам в уже завершенных формах, которые не нуждаются в изменении.  Мир ощущался им прекрасным и таким же они хотели изобразить его в своих произведениях.

Источник фото: alexanderblok.ru

Александр Блок: «***»

О доблестях, о подвигах, о славе
Я забывал на горестной земле,
Когда твое лицо в простой оправе
Перед мной сияло на столе.
Но час настал, и ты ушла из дому.
Я бросил в ночь заветное кольцо.
Ты отдала свою судьбу другому,
И я забыл прекрасное лицо.
Летели дни, крутясь проклятым роем...
Вино и страсть терзали жизнь мою...
И вспомнил я тебя пред аналоем,
И звал тебя, как молодость свою...
Я звал тебя, но ты не оглянулась,
Я слезы лил, но ты не снизошла.
Ты в синий плащ печально завернулась,
В сырую ночь ты из дому ушла.
Не знаю, где приют твоей гордыне
Ты, милая, ты, нежная, нашла...
Я крепко сплю, мне снится плащ твой синий,
В котором ты в сырую ночь ушла...
Уж не мечтать о нежности, о славе,
Все миновалось, молодость прошла!
Твое лицо в его простой оправе
Своей рукой убрал я со стола.

Продолжение читайте здесь.

Опубликовано на сайте: 27.09.2012

Источник: http://www.prostokniga.com.ua/







Лучшие подборки популярных книг

Подпишитесь на нашу e-mail рассылку!

Подписаться



Простобанк ТВ